На отказ всегда уходит больше времени, чем на согласие!

Зое, видимо, захотелось рассеять мои обиды, и она поинтересовалась, сколько у меня было женщин. Как и большинство девушек, она считала, что все начинающие мужчины любят хвастаться своими победами. Хочешь отвлечь мужика от обиды, попроси рассказать его о предыдущих «победах»!

Как другу я похвастал Зое, что мой список уникальный — такого нет ни у кого! Самый большой список девушек…

которые мне отказали!

Сегодня он пополнился.

Мои слова её развеселили. Это меня обидело ещё больше.

В те годы я ещё не знал, что… У женщины всегда улучшается настроение, когда она кому-нибудь из мужчин отказывает.

— Тебе надо быть юмористом! — выдала вдруг она. — Ты такой смешной, особенно когда злишься.

Ох, сколько раз в жизни мне потом предстояло услышать эту фразу!

И каждый раз после очередного отказа.

От любых попыток Зои развеселить меня обиды приумножались, как валовый продукт советской индустриализации.

На «юмориста» я обиделся окончательно.

Что за чушь? Юморист — это пошло и несерьёзно.

Через четыре года я должен был стать серьёзным советским инженером на какой-нибудь электростанции и с комсомольским энтузиазмом вписаться в ленинский план ГОЭЛРО — начать работать на пользу Родине! А юморист кто такой?

Паразит да и только.

Ужас подкрался незаметно. Нагрузив повозку продуктами из военных стратегических запасов Родины: тушёнкой, консервированной сайрой и корюшкой, мы тронулись в обратный путь.

Надо было торопиться, день клонило к вечеру.

Но наверстать упущенное время с нашими буйно-ракетными «скакунами», чтобы успеть вернуться до наступления тьмы, не удавалось.

Они по-прежнему оправдывали чувство юмора тех, кто их так назвал.

Начало смеркаться! Конечно, вспомнилась фраза о нездоровых медведях.

Шутка ли? Ночь, тайга, бредущие лошади, полная повозка продуктов…

А вдруг медведи почувствуют запах консервов? Я начал погонять лошадей: мол, давайте побыстрее.

Ракета делала всё возможное и невозможное, искренне желая доказать, что имя ей дали правильно, тащила за собой и повозку, и Буйную. Начался дождь.

С неба словно пролилось всё тёплое течение Куросиво.

Лошадям становилось всё сложнее вытаскивать повозку из размякших, вязких низин.

Наконец, случилось то, чего мы особенно опасались: до бивуака оставалось ещё полпути, а уже до жути стемнело. Правда, у меня был фонарик.

Но с фонариком в тайге — всё равно что с удочкой в Сахаре. Как говорят в Одессе: «Не смешите меня, у меня губа треснула!

» Фонарь был дальнобойный, как у шахтёров.

Посветив в темноту метров на двадцать вперёд, я с ужасом понял, что в низине такая топь, через которую лошади не перейдут!

Объехать невозможно.

По обе стороны непроходимая тайга стояла двумя крепостными стенами.

Даже в темноте я почувствовал, как Зоя побледнела. Тревожно заржала Ракета.

И я решился!

Я же хорошо учился по физике в школе. Задачки в учебнике Пёрышкина решал быстрее всех в классе!!!

«Надо использовать инерцию нагруженной повозки!

» — промелькнуло в голове. Со всей силы я ударил поводьями и закричал как можно громче голосом Чингачгука, которому на спину поставили русский горчичник.

Я — победитель школьной олимпиады по физике — был уверен, что если лошади побегут достаточно быстро, то мы на скорости топь преодолеем. Крик мой был столь ужасен, что лошади не просто побежали: они понесли.

Поперёк всех формул физики врезались в топь и встали в ней как вкопанные, завязнув по пузо. Остановка была столь резкой, что инерция действительно сработала правильно: мы с Зоей вылетели из повозки и булькнули в размокшую глиняную топь.

Позже, когда ужас от происшедшего прошёл, я, конечно, был горд тем, что не выпустил поводья. Согласно народной примете, это означало, что когда-нибудь я стану неплохим наездником.

В будущем я не раз падал с лошадей, но каждый раз не выпускал поводья! И меня каждый раз хвалили: «Станешь наездником!

» Последний раз эту похвалу я слышал, когда мне было уже за пятьдесят… Теперь я вспоминаю о той ночи с улыбкой.

Но тогда нам было не до шуток: ночь, тайга, кишащая, как нам казалось, медведями, которые наверняка очень любят просроченные консервы из стратегических запасов СССР. Ни телефона.

Ни телеграфа. Короче, ужас ужасный!

Кошмар кошмарный!

Мне всего 18 лет! Казалось бы, жить и жить…

Первый раз в жизни я реально почувствовал, как сознание помутилось.

А также понял, что отключившееся сознание может включить какие-то резервные силы организма, которые сами найдут выход из безвыходного положения.

Словно кто-то переключил в голове тумблер — все мысли исчезли — на «автопилоте» подошёл к повозке, вынул заряженное ружьё, поднёс его к уху Ракеты и… выстрелил в воздух!

Не знаю, о чём в этот момент подумала Ракета, оглохла она или нет, но она и впрямь рванула, как ракета: не с лошадиной силой, а с силой двигателя первой ступени ракетоносителя. Вырвала из топи и повозку, и Буйную…

Взбесившиеся клячи с испугу погнали вперёд в темноту, оставив нас втроем: Зою, меня и фонарик. — Ну ты молодца!

— в Зоином голосе явно слышалось восхищение. — Ты где так научился управляться с клячами?

В ответ я загадочно промолчал.

Комментарии запрещены.

  • Древний Гортис и речная долина Лусьос

    Если пойти из Стемницы по асфальтированной дороге к Димицане, через 500 м после указателя окончания черты города идите налево, чтобы попасть к началу старой кальдерими. Тропа с кустариниками на обочинах и прекрасными видами поведет вас вниз и примерно через 75 минут выведет на... 
    Читать полностью

  • Неаполис

    Неаполис — это старые дома и современные постройки, которые находятся за песчаным пляжем. С пляжа видны острова Китира и Элафонисос Само по себе местечко малоизвестное, но сюда приезжают отдыхать греки Поэтому здесь можно не только снять комнату, но и остановиться в гостинице:... 
    Читать полностью

  • Спарты к Каламате: перевал Лангада

    Перевал Лангада находится по дороге из Спарты в Каламату. Проложенная в безлюдных и диких местах дорога проходит по необитаемым местам, перед вами откроются великолепные виды: вы увидите соперничающие друг с другом горные пики. Этой дорогой шел, как рассказывается в «Одиссее»,... 
    Читать полностью

  • Еролименас и мыс Тенарон

    После пути из Ареополиса деревня Еролименас воспринимается как некое чистилище, устроенное за невесть какие грехи, но зато это подходящая база, откуда удобно совершать вылазки для обследования южной оконечности Мани. Село расширилось в 1870-х гг. вокруг мола и пакгаузов, сооруженных... 
    Читать полностью

  • Нижний город

    В Нижнем городе некогда насчитывалось сорок церквей и свыше восьмисот домов, этакое немыслимое нагромождение, взглянув на которое, можно понять, почему так запутаны здешние улочки. Главная улица идет в гору, слева от входных ворот находятся отреставрированные здания. А еще... 
    Читать полностью