Умеют всё-таки наши люди удивить!

Неподалёку от Окунева посёлок городского типа Большеречье. И в нём… зоопарк!

Единственный в мире деревенский зоопарк! В нём такие же диковинные звери, как в зоопарках с мировыми именами.

Из Омска в Большеречье доехать легче, чем в Окунево, поэтому сюда на субботу с воскресеньем омичи нередко привозят детишек.

Бегемоти тот есть…

извините, был в этом зоопарке!

Шутка ли — почти на севере, и бегемот? А выжил он в этом холодном краю, потому что к нему очень тепло относились его «односельчане».

Особенно нравилось бегемоту, когда его кормили с рук капустой. Такую капусту у себя в Африке он никогда не ел. Настоящий десерт!

Но вот случился кризис и в стране, и на капустном поле. Лакомство закончилось, и затосковал бегемот по своей исторической родине.

Не выдержал и сбежал!

Да занырнул в речку и поплыл, как ему казалось, в Африку. Плыл-плыл…

И вдруг почувствовал, что с прибрежного поля пахнет той самой, почти забытой капустой. Без всяких комплексов выбрался по круче наверх и пошёл в огород лакомиться.

Хозяином поля оказался местный прокурор.

В провинции прокурор — ой-ой-ой! Всеми уважаемый человек.

Но бегемот-то этого не знал.

В то утро, ничего не подозревая, надувшийся от сознания собственной важности прокурор вышел, как всегда, из дому и направился к своим «пятизвёздочным» удобствам во дворе.

Вдруг ему почудилось, что в его огороде кто-то чавкает, оглянулся — о Господи, твоя воля!

— вроде и не перепил-то вчера: бегемот ест капусту!

В свою очередь, бегемот, увидев прокурора, решил, что перед ним хороший, добрый человек, который сейчас, как бывало, покормит его, бегемошу, с рук десертом, и со всей своей бегемошечной искренностью побежал к нему.

Говорят, в тот момент прокурор совершил невозможное: одним махом запрыгнул на крышу своего дощатого туалета! Бегемот подумал, что добрый человек забрался наверх специально, чтобы оттуда было удобнее его кормить.

Подошёл, встал снизу и открыл пасть: мол, давай, корми. Вот это картинка!

На туалете верхом сидит прокурор, а снизу бегемот смотрит на него с открытой пастью, похожей на паровозную топку.

Долго это противостояние длилось или нет, неизвестно, но мне более всего жаль бегемота, который своей капусты от прокурора так и не дождался. Неизвестна и концовка этого случая, посадили бегемота или нет… Скорее всего, я думаю, отпустили под подписку о невыезде.

В Большеречье заглянуть в зоопарк я не успел, зато видел речку, по которой бегемоша плыл в Африку.

Если верить окуневским современным приметам, местные боги отнеслись к нашей группе весьма приветливо: когда мы приехали, солнышко раздвинуло лучиками облака и дождь продолжал моросить весь день лишь в округе. Сначала ходили мы, согласно технике безопасности, по трое.

Потом освоились, и мне даже удалось подремать у пенька. Воду пили из священных озёр в правильном порядке.

Пятого озера, к сожалению, не нашли. Не стали иванушками, только полуиванушками.

Никто из наших не пропал в заоколичном лесу, не занырнул в озере во временной водоворот в гости к Людовику или к ацтекам. Хотя я верю в то, что люди здесь могли реально пропадать, тем более что чаще всего, как оказалось, пропадали неверные мужья и те, кому вообще всё сильно надоело.

Для таких Окунево — действительно ось спасения. Сказал жене: «Я пошёл по грибы!

» — и всё, нет человека!

Причина?

Окунево! Временной тоннель.

Интересно, что некоторые в этом временном тоннеле пропадали вместе с вещами, собранными заранее. Надёжное место.

В полицию заявляют, те искать отказываются.

— Не, мы тудыть искать не поедем.

Это же Окунево!

-А почему? — Да туды ж только на КамАЗе можно, а у нас и так только «жигули» раздолбанные.

Не знаю, не знаю… Я всех этих «пропащих» понять могу.

В Москве порой задержишься надолго, и так хочется, чтобы тебя в какой-нибудь временной тоннель затянуло. То ли в Беловодье, то ли просто сгинуть!

Почему я хочу, чтобы о таких интересных российских местах, в которых мне удалось побывать, знало как можно больше людей? Похоже, советники или какие-то другие приближённые наших правителей читают мой ЖЖ. Во всяком случае, я порой замечаю явное влияние своих мыслей даже на безнадёжных.

К примеру, ещё год назад писал о яблоках: о том, что доверю свой голос лишь тому, кто постарается сделать так, чтобы в наших магазинах продавались российские, а не африканские яблоки.

Иначе это же стыдоба, в яблочный год, в самой плодородной стране мира — покупать яблоки-ГМО. Смотрю недавно новости, Медведев точь-в-точь моими словами говорит именно о яблоках, сравнивает африканские с нашими. Пытался даже рассказать, почему ему наши нравятся больше.

Но как-то запинаться начал, чувствовалось, что вкус наших яблок вспоминал из детства.

А сколько раз я клеймил позором иностранные названия российских компаний и фирм?

Путин порадовал, и тоже всего лишь несколько дней назад: наехал на главу крестьянской фермы под названием «Оскар». Впрямую вопрос задал: «Что, у вас нет русских имён для русской фермы?

Или вы её так назвали в честь главы Сбербанка России Германа Оскаровича Грефа? Чтобы кредит побольше выдал?

» Ну что же, дай бог, чтобы поумнели те, кого сменить невозможно, а возможно только поменять местами. А вдруг и впрямь когда-нибудь проникнутся уважением к родной природе, к родной земле, более чем к айфонам, айпэдам и возможности поесть в «Макдоналдсе» за счёт Барака Обамы, у которого там постоянные скидки.

Зато, представляете, если всё, что я сейчас вам рассказал, наши правители узнают хотя бы через своих советчиков, заинтересуются, но решат, что в это волшебное место сначала надо отправить на курсы повышения патриотизма сегодняшних министров: Христенко, Голикову, Фурсенко…

И ещё эту, которая сельское хозяйство в мини-юбке возглавляет. Приедут они в Окунево, пойдут поодиночке в лес и пропадут во временном тоннеле!

(Не зря же мы за глаза называем их пропащими.) И станут они в том невидимом мире: Голикова — Бабой-ягой, Скрынник-кикиморой в макияже, Христенко — водяным, а Фурсенко и так, похоже, бессмертный!

Но об этом можно только мечтать…

Комментарии запрещены.

  • Йитион

    Йитион в античные времена был портом для Спарты и воротами на полуостров Мани. Йитион интересен и сам по себе — это более чем привлекательный южный курортный городок: в гавань заходят или паромы набережная с милыми домиками XIX в., крытыми черепицей, и некоторые них возраст... 
    Читать полностью

  • Нижний город

    От ворот Монемвасии, соединяющих верхний город с нижним, есть несколько дорожек: можно повернуть направо к монастырям Панданасса и Перивлептос или налево — к монастырю Врондохьон и кафедральному собору. После возобновления раскопок в 1952 г. последние десятка три семей, еще... 
    Читать полностью

  • Ущелье Лусьос и монастырь Продрому

    Рядом с античным Гортисом находится монастырь Продрбму. Неподалеку от монастыря ущелье Лусьос и часовня Айос Андреас. Монастырь примостился на скале, словно ласточкино гнездо над ущельем. У входа в обитель стоят скамейки. Интерьер монастыря не разочаровывает, местное население... 
    Читать полностью

  • Агия-Пелагия и северная Китира

    Агия-Пелагия предлагает на выбор комнаты внаем и таверны; лучший по цене из высококлассных отелей — Venardos: вне сезона бывают очень хорошие предложения. Таверна Moustakia от других заведений на набережной отличается особенно хорошей свежей едой, прекрасно готовят рыбу, кстати;... 
    Читать полностью

  • Итило и окрестности

    От Ареополиса до ИТИЛО — 11 км. Если вы направляетесь в Месинию, чтобы попасть в Каламату, вам скорее всего понадобится пересадка с автобуса на автобус в Итило, у кафе Petrini Gonia. Пока нет автобуса, прогуляйтесь к главной церкви — она находится над заливом, тут же указатель, направляющий... 
    Читать полностью