Тель-Авив

По понятным историческим причинам в 1930-е в Тель-Авив, куда мы поехали на следующий день (он от Герцлии — в 14 километрах), начали переезжать архитекторы, учившиеся в Европе. У них в почете был стиль баухаус, так что в Тель-Авиве стали появляться здания кубических форм, высокой функцио­нальности и недорогие в строительстве. В центре образовался целый город из них, теперь он объект Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Но поразительно, что, несмотря на это, дома находятся в запустении — мозаики Ципори и те, кажется, сохранились гораздо лучше. Правда, это не относится к гигант­скому серому зданию-многограннику, которое стоит на месте дома первого мэра Тель-Авива Мейра Дизенгофа, — в нем расположен Тель-Авивский музей искусств. Самые прогрессивные худож­ники мечтают быть выставленными в этих залах.

Мне во время поездки посчастливилось застать выставку Вика Муниса — бразильского художника, который использует в своих работах самые невообразимые материалы: от шоколадного сиропа до мусора. Посто­янная коллекция музея включает в себя работы экспрессионистов, кубистов, русских конструктивистов, сюрреали­стов…

А еще, по моим ощущениям, все искусствоведы, эмигрировавшие из СССР и России в Израиль, теперь рабо­тают в этом музее смотрителями залов или экскурсоводами: стоит произнести хоть слово по-русски, как экскурсоводы переходят на родной язык и еще более вдохновенно и подробно начинают рас­сказывать о произведениях.

Из музея мы отправились в мастер­скую художницы Сигалит Ландау, которая представляла Израиль на Вене­цианской биеннале в 1997 и 2011 годах. Нас встретила сама Сигалит. Она была с бойфрендом, оказалась хрупкой блондинкой и охотной рассказчи­цей. Но особенно меня поразила ее видеоинсталляция «Мертвое море».

На экране — гигантская улитка, выло­женная из арбузов на поверхности воды Мертвого моря. В центре композиции — сама обнаженная художница. (Сигалит в свое время занималась танцами, так что ее ню — радость для глаз.) Из-за вол­нения воды улитка постепенно раскру­чивается, арбузы медленно уплывают из кадра, а вместе с ними и художница.

Затем мы познакомились с успеш­ным предпринимателем Шаломом Шпильманом — в его Институте фото­графии Шпильмана. Коллекцию фото­графий Шалом начал собирать относи­тельно недавно, но метко, и быстро стал обладателем уникальных снимков. В его собрании — много громких имен, вклю­чая Мэн Рэя и музу Пикассо Дору Маар.

А дальше была галерея Sommer Contemporary Art, которую в 1999 году основала Ирит Файн Соммер — моложа­вая зеленоглазая брюнетка, выросшая в Швейцарии в семье коллекционеров. Ее галерея активно пропагандирует мо­лодых израильских художников вроде Даррена Алмонда или Наамы Арад.

Наша культурная программа в этот день снова завершилась в баре, только не алкогольном, а шоколадном. Заведе­ние под названием Max Brenner нахо­дится в том же даунтауне Тель-Авива на бульваре Ротшильда, в слишком близ­ком соседстве с галереей, чтобы в него нельзя было не заглянуть. Обязательно попробуйте там шоколадную пиццу.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Популярные туры