Австро-венгерские социалреформисты

В Немалые испытания обрушились на население тыла. Власти военным положением для того, чтобы лишить в„удящихся прав, завоеванных десятилетиями борьбы.

Стачки были запрещены, персонал многих предприятий переведен на военное положение, действие закона об охране труда женщин и петей временно приостановлено.

Одни профсоюзы прекратили существование, другие были обескровлены мобилизацией в армию значительной части членов. Рабочая неделя даже под землей у шахтеров продолжалась 65 часов.

Стремясь пополнить убыль в рабочей силе, власти, используя закон об обязательном труде, посылали на заводы, фабрики женщин и подростков. Австро-венгерские социалреформисты рьяно поддерживали усилия «своего» правительства.

Профсоюзные лидеры объявили, что классовая борьба прекращена и отныне «плечом к плечу» станут сражаться «богач п бедняк, патрон и рабочий». В общем оппортунистическом строю шагали и лидеры румынской секции СДП Венгрии.

Они ратовали за победу в войне «германизма» как носителя культуры; чтобы не мешать властям, социал-демократы прекратили выпуск газеты «Адевэрул».

Не менее тяжелое положение сложилось в деревне. Угон на фронт мужского населения привел к падению производства.

Уже в 1914 г. неубранными оказались 10% пахотной площади. В дальнейшем произошло снижение урожайности почти наполовину.

Реквизиции скота и продовольствия шли непрерывно. Уже весной 1915 г. в Трансильвании ощущался голод, превратившийся в следующем году в народное бедствие: по карточкам в городах выдавали в день 180 г хлеба, 70 г картофеля и 16 г мяса.

Крестьян обирали дочиста; в 1917 г. им из «запасов» оставили лишь семена. Усилились национальные гонения.

Особое опасение властей вызывали во время расправы над Сербией умонастроения проживавших в монархии южных славян.

В Боснии и Герцеговине было арестовано во имя сохранения порядка 10 тыс. человек, сотни людей казнены, 30 тыс. высланы подальше от границ. Затем наступила очередь румын.

Комментарии запрещены.

Популярные туры