Ломантические позиции

Стремительно катившаяся вправо национальная буржуазия нуждалась в охранительной идеологии, а корифеи русской литературы по праву слыли ее разрушителями. Реакционные националистические настроения в стране всходили на дрожжах русофобства и преклонения перед Западом.

Недаром Ал. Одобеску, приведя цитату из Н. В. Гоголя, с горечью и иронией писал: «Но что я сделал, горе мне! Я совсем забыл, что сейчас, согласно принципам высокого и благородного румынского патриотизма, принято рассматривать москалей как недоброжелателей нашего народа, что нам вменяется в обязанность или абсолютное воздержание от упоминания их писателей, или искажение их…» И тем не менее в последней четверти XIX столетия произведения Тургенева переводились 222 раза, Толстого -172, Достоевского -33 раза. Не прекращалось издание стихов и прозы Пушкина и Лермонтова.

Отдельными книгами и в журналах публиковались переводы произведений Некрасова, Островского, Гаршина.

Не раз в Румынии бывал Короленко, чья сестра переселилась сюда вместе со своим мужем, народником В. С. Ивановским (в Румынии он был известен как доктор Петру Александров).

«Слепой музыкант» стал одной из наиболее читаемых в этой стране книг. На рубеже XIX и XX вв. внимание читательской общественности обратилось к Чехову и Горькому.

«Песнь о Буревестнике» печаталась в газетах и воспринималась в стране как гимн русской революции.

В первом ряду проповедников русской демократической культуры выступал социалистический журнал «Коптемпоранул» («Современник»).

Уже само его название напоминало о журнале Некрасова, Чернышевского и Добролюбова.

На страницах «Контемпоранула» Доброджану-Геря дал бой сторонникам теории «искусства ради искусства».

Опираясь на богатые традиции русской классики, обнаружив хорошее знание критики Белинского и Писарева, он поднял знамя критического реализма.

Комментарии запрещены.

Популярные туры