Неудобства внутри страны

Днестра и дальше, воспользоваться участием германо-австро-венгерских войск численностью почти в два миллиона». Брэтиану пришлось удовольствоваться надеждой, что в грядущей войне я Румынии перепадет часть добычи. Настояв на таком сложном, двухступенчатом присоединении Румынии к Тройственному союзу, Бисмарк убил сразу трех зайцев: он гарантировал себя от возмояшости несвоевременного провоцирования конфликта с Россией; становился верховным арбитром в австро-румынских делах; если не притушил совершенно, то, во всяком случае, ослабил движение солидарности с трансильванцами в Румынии, лишив его правительственной поддержки.

С точки зрения румынских правящих кругов ахиллесовой пятой союза являлось именно установление «дружбы» с габсбургской монархией и необходимость в связи с этим не только отложить в долгий ящик какие-либо планы в отношении трансильванских румын, но и прекратить их поддерживать. Подписание договора означало прямое предательство национальных интересов, а это создавало большие неудобства внутри страны.

Союз хранился в глубокой тайне. Документы о присоединении к австро-германской группировке держал у себя король.

О его существовании не знали даже некоторые главы сменявшихся правительств и министры иностранных дел. Кое-кто по неведению клялся перед парламентариями в том, что руки членов кабинета во внешних делах свободны. Всплыли и другие обстоятельства, расшатывавшие союз: широкое вторжение австрийских товаров на рынок страны вызвало недовольство местной буржуазии (половина румынского импорта и треть экспорта приходились на Австро-Венгрию) .

В связи с принятием законов о поощрении национальной промышленности и переходом к политике протекционизма во внешней торговле между Бухарестом и Веной началась таможенная война, длившаяся несколько лет (1886-1893 гг.), положение, необычное для политических союзников.

Комментарии запрещены.

Популярные туры